Централ закрывается

Централ закрывается - http://baikal-info.ru/tags/sm-nomer-odin-0
Фото: baikal-info.ru
В стенах психиатрической больницы дежурит последняя смена

Наступил последний день существования психиатрической больницы в селе Александровском Боханского района, традиционно известной в народе как Александровский централ. Сегодня, 27 октября, отсюда вывозят последних пациентов. Их осталось девятнадцать. Все они в ночь с четверга на пятницу отбудут к месту новой приписки — в поселок Лесогорск Чунского района. Последний оставшийся персонал собирает их в путь. Сестра-хозяйка готовит к инвентаризации больничное имущество. Коллектив женский, поэтому сборы проходят эмоционально. Но в этой истории еще рано ставить точку: двум сотням жителей села Александровского, потерявшим работу, похоже, придется требовать, чтобы омбудсмен Валерий Лукин, прежде защищавший права психически больных и добивавшийся закрытия стационара, защитил их права тоже.

История закрытия

История закрытия Александровского централа, точнее психиатрической больницы, которая размещалась в здании знаменитой тюрьмы, где на пересылке сиживали Дзержинский, Фрунзе, Орджоникидзе и другие исторические персонажи, полна драматизма. В 1955 году собственно централ — тюрьму — ликвидировали, отдав насиженное место психбольным. Их отовсюду свозили в областное учреждение здравоохранения № 2, за которым, впрочем, навсегда закрепилось название «централ».

До 2012 года больница работала, а потом лицензию отозвали. Нельзя сказать, что это случилось внезапно. Закрыть ее хотели в семидесятые, но не смогли — некуда было девать больных. В девяностые больницу почти не финансировали. Очень скоро состояние старого централа вообще перестало соответствовать нормам лечебного учреждения. Но если бы лет двадцать назад, когда случился первый пожар в мужском отделении, сразу починили крышу, то все, может быть, пошло бы по-другому, считают старые работники больницы.

Уже в начале 2000-х губернатор Борис Говорин высказал намерение больницу закрыть, но предварительно построить новые корпуса для больных, так как все профильные больницы, в том числе и в других городах области, были переполнены. И уже тогда, больше десяти лет назад, Александровск не на шутку волновался: если закроют больницу, где же тогда работать? И волновался он все время, вплоть до 2015 года, потому что все время пугали: «Закроем, не сомневайтесь!»

А в 2015 году больных начали вывозить в другие больницы. Александровцы поняли, что все серьезно. Другой вопрос: а поняли ли те, кто принял решение о расформировании больницы, насколько все серьезно для жителей села? Впрочем, не только для них, но и для самих больных, которые десятилетиями были привязаны к одному месту и к одним людям. Их увозят из Александровска, но, когда им удается бежать из новых мест, они возвращаются сюда — домой, ибо другого дома они не знают.

«И где больница?»

Уполномоченный по правам человека Валерий Лукин в ноябре 2013 года побывал в централе и ужаснулся условиям пребывания пациентов. Выполняя свой должностной долг, он обратился в прокуратуру, в правительство Иркутской области с заявлениями о недопустимости так измываться над бедными больными. Тогда снова прозвучало страшное слово «закрыть».

— Все писали о нас, но писали только плохое и показывали по телевизору только пугающий внешний вид здания. Конечно, вы, журналисты, сыграли свою роль, — говорит расстроенная старшая медсестра.

Ее поддерживают коллеги-медсестры и санитарки: если бы историю не раздули, может, работал бы себе Александровский психиатрический централ. А ведь они старались: на скудные средства, получаемые от больных (подобного рода учреждения могут получать пожертвования из их инвалидных пенсий), сами ремонтировали палаты, красили коридоры, старались содержать больницу в порядке. И самое главное — больных здесь, с одной стороны, не обижали, а с другой — следили за ними с орлиной внимательностью.

Впрочем, сегодня это все пустые надежды и воспоминания. Здание действительно в плачевном состоянии. Доктор Юрий Маслов, который пятьдесят лет проработал в больнице, выполняя работу заведующего и будучи папой для пациентов, пытался защитить свой персонал, свою больницу, чтобы хотя бы на некоторое время продлить ее существование. Но только не в этот раз. Маслов, придя в 1978 году в эту больницу, еще с порога услышал: в следующем году больница будет закрыта. Вот уж почти пятьдесят лет прошло. Пора…

И никто не спорил бы, если бы вершители судеб — чиновники — тщательнее анализировали проблему. Она состоит из двух частей равной важности. С одной стороны, надо пристроить больных, с другой — сохранить работу для 250 человек. Чтобы избежать социального взрыва — а в 2014 году, казалось, он был неизбежен, — власти обещали построить в селе новую больницу.

— И где больница? — ехидно спрашивают женщины.

Им обещали рабочие места в Иркутске, а также обещали ежедневно возить их служебным транспортом на работу и с работы.

— Ну а потом все, больше вопрос не поднимался никогда…

Они чувствуют себя обманутыми.

— Лукин в последний раз приезжал к нам весной. Мы задавали ему вопрос, что людям делать. Получили ответ, что люди сами могут о себе позаботиться, — сердится Сергей Прохоров, глава местной администрации.

Спасение утопающих, как известно, дело рук самих утопающих. Жена Прохорова, трудившаяся медсестрой в централе, попробовала «спастись», так же как и другие женщины. Выяснилось, что в Иркутске зарплаты медперсонала в разы меньше, чем было обещано, и чуть не вполовину меньше, чем было в Александровске. А ведь не наездишься — далеко, дорого.

— Сосед мой санитаром работал. Теперь в магазине Урика торгует мясом. Люба Михалева — в магазине в Иркутске. А что делать? — разводит руками Прохоров.

Наравне

— Было так: комиссия за комиссией, депутат за депутатом ехали к нам. А сейчас как отрезало — никого больше централ не интересует. Мы никого не интересуем. Как только начали вывозить больных, так интерес и пропал, — считает Юрий Маслов. Судьба больницы — раскрученный, резонансный вопрос — решилась, а дальше как хотите…

А как хотят александровцы? У санитарки Гали, которая работает в больнице 17 лет, двое детей, мужа нет. Куда ей податься? Какая работа может найтись для Гали? Никакой. В Александровске ее нет. Ехать она не может, потому что мать. Есть в больнице сотрудники — точнее, были до сегодняшнего дня, — которые проработали здесь по 20, 30, 40 лет.

— Многие только здесь и работали. Приходили сразу после училища.

В принципе, можно сказать, что больные, которых увозят в неизвестные края, и персонал, который оставлен в отчаянном состоянии, сейчас наравне.

— Они здесь были десятилетиями, как и мы. Молодые адаптируются, а вот старшие не смогут, — говорит одна из медсестер.

Увезенные уже возвращались к ним — сбегали. Их запретили принимать.

— Один до сих пор где-то тут ходит. Никому и дела нет! — возмущается медработник.

— А кошек не разрешат с собой взять? — подходит с вопросом к медсестрам одна больная.

Ей очень хочется взять с собой в рюкзаке любимицу больницы Марселу.

Последняя партия

Первыми из централа перевозили пациентов, которые могли себя обслужить. Под конец — сложных. Перевозили пациентов с большими сложностями. Первых — в уазике, потому что никто не выделил транспорт. Когда привозили, оказывалось, что на месте персонал плохо обучен и что делать с больными, не знает.

Медсестры и санитарки Александровского централа лично наблюдали, в какие условия помещают их бывших пациентов. Где-то условия хуже — из удобств ржавые железные раковины и туалеты на улице, решеток не окнах нет. А где-то и лучше — в Тырети, Первомайском.

Больных (а их содержалось здесь свыше 500 человек) распихали во все углы Иркутской области — от Тайшета до Усть-Илимска. Делалось все быстро, как на пожаре. В итоге кое-где к приему больных были явно не готовы, краска еще не просохла. Далеко не везде были рады новым пациентам — о скандальных ситуациях, связанных с их неожиданным появлением, рассказывали многие СМИ, в том числе и наша газета. Не проще ли было выстроить новую больницу в том же Александровске?..

Между тем здание централа — памятник истории и архитектуры. Если его закроют, то очень скоро от него останутся руины. Никакие сторожа не помогут.

— Говорят, будут топить его зиму… Но они его не удержат. Оно держалось только на нас. Как только мы уйдем, выбьют стекла, а здание растащат.

Сейчас на большинстве дверей замки. Огнетушители уже сданы. Три пожилых доктора, составлявших его штат, уйдут на заслуженный отдых. Юрий Николаевич Маслов подводит итог:

— А что еще сказать? Будем надеяться, что условия там хорошие. Лучше, чем у нас. Мы в последнее время замерзали, честно говоря. Последняя партия уходит. Централ закрывается.

  • Светлана Михеева
  • Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
    ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
     
    По теме
    По словам главы региона, хотя все показатели регпроекта были достигнуты, не все объекты были введены в строй в положенное время Совещание по вопросам завершения работ по ремонту автомобильных дорог регионального и мес
    Перечислены факторы, которые влияют на стоимость поверки водосчетчиков Предыстория:  Россиян заставят раскошелиться еще на 1500 рублей за коммуналку Эксперты рассказали, от чего зависит стоимость поверки счетчиков воды.
    IrkutskMedia.Ru
    По данным следствия, фигуранты получили 20 тысяч рублей от коммерсанта за снятие ареста с банковского счета должника Следователи предъявили обвинение начальнику отдела — старшему судебному приставу Шелеховского районн
    IrkutskMedia.Ru
    Крутая горка с виражом в 12 километрах от Качуга остановила уже не один большегруз - Большая копилка Начало этой истории положил телефонный звонок, поступивший на единый номер Службы спасения (112).
    Большая копилка
    2331187.jpg - IrkutskMedia.Ru В ряде случаев организм сам губит себя Предыстория:  Можете жаловаться: правительство закрепило бесплатный номер для звонков о COVID-19 Известный врач и телеведущий Евгений Комаровский объяснил,
    IrkutskMedia.Ru
    В Братске открылась выставка работ художников из Приангарья "Область искусства" - Наш Братск В минувшую субботу, 16 января, в Братске в городском объединенном музее истории освоения Ангары в выставочном художественном зале открылась экспозиция работ художников из Приангарья "Область искусства" (12+).
    Наш Братск
    Галина Васильевна Микурова - Газета Копейка Творческий клуб «Светёлка» из Иркутска отметил своё десятилетие Галина Васильевна Микурова Дружный коллектив «Светёлки» за праздничным столом Вязаные игрушки любой дом делают уютным Над входом в клуб разместились вышитые
    Газета Копейка
    Усолье-Сибирское в 1940-1945 годах - КПРФ Подводя итоги прошедшего года, вестник «Ленинский путь» завершает юбилейную рубрику, посвященную 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
    КПРФ