«Семья — это крепкое единение, сплоченность» 

Большинство иностранцев на вопрос о том, что такое Россия, как правило, выдают стандартный набор стереотипных образов. А вот нам самим забывать о том, что русская культура — это не только кокошники, матрешки, валенки и соленый огурец, не стоит. Ведь это понятие родовое, константа, от которой не убежать. Как сохранять вековые традиции и при этом идти в ногу со временем, корреспонденту нашей газеты рассказали Вадим и Татьяна Семеновы .

Множественные грани одной семьи 

На полу у входа в комнату, куда меня провожают хозяева, будто на страже жилища, стоят две небольшие фигурки кабанов. Такой предмет интерьера встретишь нечасто. В самой же комнате первое, что бросается в глаза, — красный угол на восточной стороне, как положено у православных. Затем взгляд останавливается на разных струнных, один из них особенно интригует.

— Вот и проверим ваше знание музыкальных инструментов. Ну-ка, что это? — замечает мое любопытство Вадим Владимирович.

Я не сильна в инструментах. Кажется, это гусли, — тушуюсь я, но оказываюсь права.

Чуть поворачиваю голову и передо мной, по диагонали от красного угла, — байкерская амуниция: несколько шлемов, косуха, на нашивке которой снова красуется кабан.

— Это мой воинский тотем. Я казак, состою в войске и имею звание. У меня огромная коллекция кабанов, и в нашем сообществе мой позывной — Вепрь. Это, конечно, языческая традиция, скажем так. Христианская традиция для меня превыше всего, но воинские, богатырские правила тоже всегда были и есть. И это нормально, это уживается друг с другом, — отвечает на немой вопрос Вадим Семенов.

Десятки музыкальных дисков, книг об архитектуре, всяческих мелочей, благодаря которым становится ясно: это тот случай, когда обстановка дома отражает все грани личности хозяев. Архитекторы, музыканты, актеры, байкеры, прихожане православного храма — это все о Вадиме и Татьяне Семеновых и их детях. Детей, кстати, четверо. Отец семейства говорит, что четверо — совсем немного.

— Сейчас чем больше растет благосостояние людей, тем меньше становится рождаемость. Но ты все равно одряхлеешь, перестанешь быть популярным. У тебя, может, будет много денег, но ты останешься одиноким, никто к тебе на могилку не придет, никто за тебя не помолится. А по православной традиции, между прочим, дети как раз могут тебя вымолить, — поясняет мой собеседник.

Именно дети и подтолкнули Вадима и Татьяну к вере и народной культуре. Четверть века назад у них было увлечение архитектурой, рок-культурой и двое малышей на руках. Тогда-то и настал переломный момент.

— В один прекрасный момент будто переключатель щелкнул, — рассказывает Вадим Владимирович. — Я понял, что мне не хватает народной культуры, национальной самоидентификации. Генетическую память так просто не вырвешь. Потому мы с женой пришли к выводу, что пробел в знании русских традиций надо восстановить в себе, чтобы потом передать это детям.

Архитекторы иордани 

Примерно тогда же началась и работа в Театре народной драмы, актеров которого объединяют не только сцена и гастроли, но также общее мировоззрение и желание донести до каждого ценность русской культуры. Труппа проводит православные и народные праздники, участвует в патриотических мероприятиях и популяризирует среди иркутян правильное отношение к собственным славянским корням.

Одна из постоянных традиций — строительство «Иркутской иордани» на заливе Якоби. Ледяной трехпридельный храм вот уже 20 лет возводится под руководством Вадима Семенова.

— Я бы этого не делал, если бы не занимался православной культурой. В одно время мы с моим тестем Валерием Трофимовичем Щербиным, который знал все об иркутской архитектуре, поднимали основы православного храмоздательства (устар. строительство храмов — Прим. ред.), по крупицам собирая информацию. Здесь все имеет значение, столько тут символики!.. Архитекторы, как правило, не обращают на них внимание. Но не учитывать это — все равно что оперировать больного человека, не зная строения организма, — отмечает Вадим Владимирович.

Строительством «Иркутской иордани» занимается вся семья Семеновых. Для них это важное общее дело, связывающее человека с верой. В большой крещенской стройке вместе с ними совершенно бескорыстно участвуют и другие люди — и иркутяне, и жители других городов. Приезжают даже из Москвы.

— Строительство иордани — это такое чудесное время, которое я бы не променял ни на что. Заниматься чем-то другим в это время я не хочу. Я настолько люблю людей, которые работают со мной, и ощущать, что ты с ними занимаешься одним делом, — это невероятно воодушевляет, — говорит старший сын Семеновых Калиник. — Сама атмосфера взаимопомощи затягивает даже неверующих людей. Они приходят и говорят: «Как у вас тут хорошо, все такие добрые».

«Эй, овсянь, эй коляда!» 

Еще одна добрая традиция, которую семья Семеновых не бросает, — это колядование. Вот уже 20 лет подряд жители микрорайона Юбилейный, где живут Вадим Владимирович и Татьяна Валерьевна, имеют чудесную возможность накануне православного Рождества прикоснуться к одной из самых исконных русских традиций. Сейчас на колядки собираются дети из театральной студии, которую ведет Татьяна Семенова, принимает участие в них и пятилетняя внучка. Процессия во главе с ребенком, который несет Вифлеемскую звезду, ходит и по улицам, и по домам с колядой, песнопениями и прославлением хозяев.

— В детстве, когда тебя маленьким наряжают в условного Петрушку, выводят на мороз, в руки дают Вифлеемскую звезду, говорят петь, то, конечно, возникает некое стеснение, — вспоминает двадцатилетний сын Семеновых Захар. — Но потом понимаешь, что традиция колядования работает: люди не просто мимо проходят, они радуются, отвечают тебе этой радостью, одаривают тебя. Кроме нас, к сожалению, это никто не делает. И все на Рождество ждут именно нас.

— В этом году у меня наконец-то девочка из театральной студии после нашего колядования пошла сама похристославить. Девочка маленькая, лет 10–11, а вот старшие ее сестры постеснялись поучаствовать в колядках. На денежки, которые ей подарили, мы накупили все, что нужно для бутербродов, и устроили праздничное чаепитие, — добавляет Татьяна Валерьевна. — Так ведь и положено: деньги, сладости, которыми одаривают колядующих, считаются подарком от Христа.

Впереди у Семеновых — безусловно важные для русского народа праздники. Это Масленица и Пасха, которые у нас в стране отмечают во многих семьях. По крайней мере, блины на проводы зимы пекут почти все, красят яйца на Светлое Христово Воскресенье.

На Масленицу Театр народной драмы традиционно готовит гуляние на заливе Якоби, там же, где проходит Крещение. Праздник отмечается по казачьим традициям, а все аттракционы придуманы и созданы артистами.

— Это единственная Масленица в городе, где остались и взятие снежного городка, и рукопашный бой, и карусели, и качели. Единственное, теперь на столб залезаем со страховкой. В прошлом году, например, к нам на праздник пришли примерно десять тысяч человек, — рассказывает Вадим Владимирович.

На Пасху семья Семеновых в полном составе идет в храм на службу. А в Театре народной драмы затем проводят пасхальные вечера — их посещают поэты, писатели и художники.

— Многие семьи устраивают совместные походы в кино, парки, а у нас традиция — поход в храм. До сих пор мы ходим вместе на Всенощную перед Пасхой, обязательно в Рождество и в Крещение, — говорит Захар. — Когда я был маленьким, считал все это обыденностью, в том же ряду, что и посещение школы, например. А сейчас я понимаю, что даже если раз в год мы идем все вместе в храм, — это то, что потом с тобой остается на всю жизнь. Потому что именно в храме, помимо дома, чувствуешь настоящее единение с семьей.

Народная культура в современных реалиях   

Захар, к слову, оказался моим коллегой. Юноша учится на третьем курсе университета и работает телевизионным корреспондентом, а Калиник служит в Театре народной драмы и активно занимается спортом. Старшая дочь Ксения тоже артистка театра и увлекается фотографией. Ее супруг занимается видеосъемками. А младшая дочь Семеновых Варвара мечтает сесть за руль мотоцикла, как ее отец.

— Традиции — это не значит нечто архаичное. У нас есть много примеров, где в разных странах народные традиции живут и сегодня, не вызывая никакого дискомфорта у окружающих, — говорит Захар.

Кое-что с успехом можно перенести в современные реалии, и в Иркутске знают, как это сделать. Еще в 2009 году по городу впервые прошел байкерский крестный ход, и теперь каждой осенью на иркутских улицах можно видеть колонну байкеров с хоругвями и знаменами. Для многих это сочетание кажется весьма неожиданным.

— Мы стараемся нашу русскую православную культуру раздвинуть в современном пространстве, включить в разные системы координат. Не замыкается она на том, что люди просто ходят в храм. Должны быть дела. Одно из них — крестный ход, — рассказывает Вадим Владимирович. — Мы его задумали вот таким неожиданным для многих с отцом Марком (настоятель храма Александра Невского — Прим. ред.) двенадцать лет назад, когда услышали, что где-то в центральной России священники взяли под свое крыло мотоциклистов и отправились по святым местам.

Байкерский крестный ход прошел с благословения владыки Вадима, тогда еще епископа Иркутского и Ангарского. Через пару лет собственный мотоцикл появился и у отца Марка. Он снабдил его аудиосистемой, и теперь крестный ход проходит под звон колоколов.

— Что такое крестный ход? Это ход людей с крестом, иконой, хоругвями вокруг церкви, города и так далее. Люди молитвой и крестом освящают эту территорию, призывая Господа защитить ее. Есть пешие крестные ходы, есть по воде, на поездах, по воздуху. Почему же нельзя делать это на мотоциклах? — говорит Вадим Семенов. — Когда нас благословил владыка Вадим, мы в секунду поняли, что для православной церкви равны все независимо от внешней оболочки. И это был неописуемый восторг.

Кстати, в семье Семеновых свой байкерский шлем есть у всех. И ездят на мотоцикле если не первым, то вторым номером. И это еще одна грань, объединяющая семью.

Малая церковь и маленькое государство 

Семья всегда была основой христианской культуры. Есть глава семейства — отец, который на себе несет все тяготы жизни ячейки общества. Есть мать, за которой закреплена женская благодать. Есть дети — продолжение рода человеческого.

— Сейчас в обществе множество негативных вещей, и когда начинаешь это анализировать, понимаешь, что надо возвращаться к основам. Я сама несколько лет назад пришла к пониманию «Домостроя», — рассказывает Татьяна Валерьевна. — Как-то провела в студии опрос на тему, кто глава семьи. Выяснилось: у детей традиционное представление об этом, а у родителей есть сомнения. Но я считаю, что мужчине надо предоставлять право и возможность быть главой семьи.

А Вадим Владимирович добавляет: женщина даст фору мужчине по выносливости, но взваливать на нее ответственность за все, что происходит в семье, не стоит.

— Через женщину произошло грехопадение человека в раю, но через женщину к нам пришел и Спаситель. Потому мы без женщин никуда. Я без своей половины точно не могу, — говорит он. — Суть «Домостроя» в том, что мужчина берет на себя обязательства и ответственность. И главное, он должен понимать, — и я это понимаю, — что именно от тебя зависит, как будет жить и развиваться твоя семья.

Семья в системе координат Семеновых — это крепкое единение, сплоченность. «Малая церковь», – как отметил Калиник. Окружение, с которым можно собраться вместе и помолиться за близких.

— Если можешь то единение, которое получаешь, когда приходишь в храм, совмещать с семьей, то чувствуешь, что Бог с вами, — говорит он.

Его младший брат Захар называет семью маленьким государством и говорит, что воспитание в народных традициях всегда будет востребовано.

— Оно будет актуальным в том числе и для моих детей. То, что мне родители передали, нужно передать и дальше. Потому что я хочу, чтобы мои дети выросли такими же счастливыми, как и я, — говорит Захар.

Такое воспитание, уверены Семеновы, обогащает, дает возможность смотреть на мир несколько иначе. Позволяет не оставаться в стороне от собственной национальной культуры. Фактически это самое дорогое, что, наверное, есть или должно быть у каждого человека.

Фото из архива семьи Семеновых

Алена Григорьева
 
По теме
Приметы и традиции дня укажут верный путь Предыстория:  День святого Федора: что запрещается делать 24 ноября 25 ноября православные христиане отдают дань уважения памяти святого Иоанна Милостивого.
Приметы и традиции дня укажут верный путь Предыстория:  День Родиона и Ераста: что запрещается делать 23 ноября Православные христиане 24 ноября отдают дань уважения памяти святого Федора, родившегося в Византии.
Самую большую сумму в 7,3 получила церковь Михаила Архангела в селе Большой Кашелак Куйтунского района Субсидии на ремонт религиозных сооружений были впервые распределены в Иркутской области.
Приметы и традиции дня укажут верный путь Предыстория:  День Павла: какие правила не стоит нарушать 19 ноября Православные христиане 20 ноября отдают дань уважения памяти святого Феодота, мученик страдавшего за свою веру.
29 ноября - День матери, международный праздник в честь матерей. Мама - особенный человек в жизни каждого из нас.
Иркутскстат
форум - IrkutskMedia.Ru Архиепископ считает форум единственной медиа-платформой, на которой встречаются разные точки зрения по социальным и церковным вопросам Православный медиафорум "Доброе слово" не теряет своей актуальности.
IrkutskMedia.Ru
По версии следствия, фигуранты дела заготавливали древесину только по ночам Сотрудники МВД в Иркутской области окончили предварительное расследование уголовного дела по ч. 3 ст.
IrkutskMedia.Ru
Многодетные семьи сотрудников и военнослужащих Росгвардии со всех подразделений Иркутской области стали участниками ведомственной акции Росгвардии «Букет Цветов Жизни» - Росгвардия В Приангарье 14 многодетных семей сотрудников и военнослужащих Росгвардии стали участниками ведомственной акции Сибирского округа Росгвардии «Букет Цветов Жизни», приуроченной ко Дню матери,
Росгвардия
3 декабря в рамках юбилейных мероприятий 75-й годовщины Победы и Года Памяти и Славы пройдет Всероссийская акция «Никто не забыт». - Администрация г. Бодайбо 3 декабря в рамках юбилейных мероприятий 75-й годовщины Победы и Года Памяти и Славы пройдет Всероссийская акция «Никто не забыт».
Администрация г. Бодайбо