Усольские дороги Жанны Парамоновой

Фото: baikal-info.ru
Рассказ о женщине, отдавшей более 40 лет своей жизни, от мастера участка до начальника, дорожному делу и прошедшей непростой путь районного управления Два самых ярких представителя династии Парамоновых из Черемховского филиала Дорожной службы Иркутской области: Жанна Петровна (более 40 лет в профессии!) и ее младший сын Игорь. Он также имеет весьма достойный стаж работы в дорожной службе Усольского района — почти два десятка лет работает водителем Беззаботные студенческие годы в Махачкалинском автодорожном техникуме: Жанна, тогда ещё Беликова (справа), с подружкой. После техникума Жанна отправилась работать на дорогах Сибири Помните такие студийные семейные фотокарточки? Они были популярны в Советском Союзе. Вот и это фото советского периода из семейного архива Парамоновых: Жанна Петровна, Василий Константинович, их сыновья

«Вы посвятили свою жизнь нелёгкому для женщины, но такому благородному и нужному делу, как строительство автомобильных дорог... Вы являетесь одной из немногих в России, а возможно, и единственной женщиной — начальником ДЭУ. За ваши трудовые успехи вам присвоено высокое звание «Почётный дорожник Российской Федерации»… Среди сотрудников облдоруправления вы пользуетесь заслуженным авторитетом как умелый организатор производства, как грамотный специалист, добрый и обаятельный человек…» — это выдержки из поздравительного адреса, который в 1995 году от лица всего коллектива вручил героине этой публикации начальник областного управления автомобильных дорог Сергей Семёнович Шабуров. Жанне Петровне Парамоновой тогда исполнилось 55 лет. В общей сложности она отработала в дорожной службе Усольского района четыре десятка лет. Когда приехала в сибирскую глубинку 20-летней девчонкой, здесь и дорог-то как таковых не было — сплошь и рядом грунтовые направления. А ещё именно она в далёком 1965-м указала на место, где впоследствии была построена база усольских дорожников.

Военное детство

Она родилась в 1940 году в Дагестане. Отец, Петр Максимович Беликов, — бухгалтер, очень уважаемый человек. Мать, Татьяна Ильинична, — швея, или, как тогда называли, модистка. Во время войны семья жила в при­фронтовой полосе в посёлке Нижний Чирюрт Кизилюртовского района.

— Я была ещё маленькой и про то время помню не очень много, но некоторые эпизоды врезались в память, — рассказывает Жанна Петровна. — Знаю точно, что одно время отец выпекал хлеб, и вечерами все стеллажи в нашем доме были заполнены свежеиспеченными буханками. К утру, правда, они оказывались пустыми. Сестра Лора, а она на три года старше меня, говорила, что по ночам на задах посёлка садился самолёт, и, пока в него грузили продукты, лётчики нянчились со мной, надевали мне на голову лётный шлем. Как мы предполагаем, хлеб увозили на фронт — возможно, в район Сталинграда, где как раз шли ожесточённые бои.

Немцы до нас не дошли, однако близлежащие города иногда бомбили. Мама от греха подальше уводила нас с сестрой в безопасное место. Чаще всего это была большая глубокая яма. У меня осталось в памяти такое: сижу на дне ямы, вокруг прыгают лягушки, и я пытаюсь их поймать. Ещё запомнился страшный рёв самолётов… Никогда не забуду и как впервые увидела немца — было это уже в 1946-м, мы к тому моменту уже переехали в город Избербаш, что на берегу Каспийского моря. Честно говоря, мы с подружками представляли себе фашистов в образе огромных чудищ с рогами, а здесь худой немолодой уже человек в очочках и кепочке. Он привёз капусту на телеге. Пока он разгружал её в овощехранилище, мальчишки и девчонки, бахвалясь друг перед другом смелостью, подбегали, хватали кочаны и убегали. Пленный даже не пытался им помешать. Я же стояла как вкопанная и смотрела на него — мне было до слёз жалко этого человека.

Война кончилась. Казалось, что самое страшное уже позади. Но… В 1946 году умерла мама девочек, а примерно через год арестовали отца (он отсидит назначенные ему 10 лет, но к своим девчонкам не вернётся — умрёт от разрыва сердца в 1959 году). В 1947-м сестёр Беликовых определили в детский дом. Жанна провела в этом учреждении долгие 11 лет.

Детдомовская юность

— Нас называли детьми Сталина и делали всё, чтобы мы забыли о своём прошлом, — продолжает вспоминать Жанна Петровна. — В остальном ничего плохого сказать не могу — условия нашего пребывания были очень хорошие, если учесть, в какие тяжёлые годы это происходило. К нам постоянно приезжали какие-то высокие гости. Был как-то знаменитый исследователь Арктики Иван Папанин. Он подарил детдому настоящего тюленя. Какое-то время этот обитатель морских глубин жил у нас в ванне, потом куда-то исчез — возможно, его выпустили в море. Девчонки, и я в том числе, плакали по этому поводу. Лётчик Михаил Водопьянов, один из спасателей челюскинцев, наведывался, другие интересные люди.

Сестру, после того как окончила семь классов, отправили в швейное училище в Астрахань, потом по распределению она уехала в Иркутск. Я, когда подросла, всерьёз увлеклась спортом — и с парашютом прыгала с самолёта По-2, и гимнастикой занималась, и лёгкой атлетикой, и волейболом. Плавала очень хорошо. На почве спорта мы с подружками и учебное заведение для себя выбрали — тайком отправили документы в Махачкалинский автодорожный техникум. Почему тайком? Да просто в нашем детском доме как-то не принято было, чтобы выпускники сами себе выбирали путь в жизни.

В конце лета 1958 года Жанна Беликова без особых проблем поступила в техникум. Так началась её взрослая жизнь… Уже на первой практике молодого специалиста приметили вероятные работодатели и пообещали после защиты диплома прислать ей персональный вызов.

— Это была геодезическая группа в Нальчике, — поясняет Жанна Петровна. — Я тогда и с нивелиром работала, и чертежи грамотно выполняла. Вызов в итоге пришёл. Причём из всего потока я единственная приглашалась, скажем так, на курорт. У остальных в разнарядке значились Урал, Сибирь и Дальний Восток. Но тут у меня возникла дилемма: с одной стороны, хорошее место не хотелось терять, а с другой — я много лет не виделась с сестрой, которая к тому моменту уже успела, поработав сначала мастером швейного дела в Иркутске и Ангарске, выйти замуж, родить ребёнка и переехать в Тулун. В общем, родственные чувства взяли верх — я отдала Нальчик однокурснику, а сама рванула в Сибирь.

Нижнеудинская ссылка

Сибирь, скажем прямо, встретила молодого специалиста из Дагестана весьма сурово. Нет-нет, дорожники в наших краях были очень востребованны.

И,  когда Жанна после двухнедельной побывки у сестры в Тулуне прибыла в главный офис Управления автомобильных дорог Иркутской области (он тогда находился по адресу: ул. Партизанская, 1), её встретили с распростертыми объятиями. Было как раз время для сдачи отчётов, и практически все руководители отделений были в Иркутске. Большинство, естественно, изъявили желание взять к себе нового сотрудника — дипломированных кадров не хватало. Чтобы всё было по справедливости, начальник управления Арон Борисович Генкин предложил бросить жребий. Повезло Нижнеудинску…

— Нижнеудинску, может, и повезло, а вот мне не очень, — вздыхает наша героиня. — Я, конечно, в Тулун хотела, к сестре, но здесь, в принципе-то, недалеко. Дело не в этом — дело в отношении к молодому специалисту. Поселили на квартиру к какой-то бабушке — за обещанные дрова она мне угол в коридоре выделила. Назначили зарплату — 60 рублей, деньги совсем невеликие. Потом к моим основным обязанностям техника-дорожника добавили ещё и совершенно неизвестную для меня работу кассира. Но чашу терпения переполнил случай, когда мой непосредственный руководитель, отправив меня, 20-летнюю девчонку, на строительство моста в Абалаково, не удосужился даже позаботиться о месте моего проживания. К тому же бросил меня, по сути, у недостроенного моста, не доехав до населённого пункта: «Тут уж сама доберёшься как-нибудь». Хорошо, водитель за меня заступился — под угрозой быть уволенным он не просто довёз меня до места, но и настоял, чтобы горе-начальник нашёл там для меня жильё...

Видимо, мои злоключения в Нижнеудинске стали известны в управлении. В общем, спасли девчонку от самодура — пришёл приказ рассчитать меня и отправить в Усолье-Сибирское. Вот так в конце сентября 1961 года я и оказалась в этом славном городе, который впоследствии стал для меня родным.

По указу Верховного Совета

— В здании Усольского гор­исполкома спрашиваю у попавшегося навстречу мужчины: «А где здесь дорожный отдел?» А он аж подпрыгнул от радости. Подхватил меня и повёл прямиком к тогдашнему председателю гор­исполкома Прокопу Мироновичу Карпову. «Это ко мне специалиста-дорожника прислали!» — представил, а сам весь светится от счастья. Так мы и познакомились с моим первым начальником, руководителем здешнего дорожного отдела Михаилом Лазаревичем Лозинским. Как уже потом выяснилось, я оказалась первым в отделе дипломированным дорожником. До меня здесь работали два мастера с трёхмесячными курсами.

Мне сразу выделили место в элитном общежитии. Его построили специально для инженеров Химпрома и для китайских специалистов, трудившихся на возведении этого масштабного объекта. Условия по тем временам сказочные — жили, по сути, в трёхкомнатных благоустроенных квартирах, в каждой комнате по два человека. Меня утвердили на должность мастера со ставкой 120 рублей. Дали направление в Большую Елань.

Все дороги были грунтовые, даже Московский тракт. Гравийное покрытие в очень редких местах, а об асфальте в то время и не мечтали. Что говорить, если в районе ещё и АБЗ (асфальтобетонного завода) своего не было.

В дорожном отделе меж тем только начальник и три мастера. Ни рабочих, ни техники, ни хоть какой-то базы! Как работать?!

И тем не менее мы начали строить. А все благодаря Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 апреля 1959 года «Об участии колхозов, совхозов, промышленных, транспортных, строительных и других предприятий и хозяйственных организаций в строительстве и ремонте автомобильных дорог». По этому документу, который нас заставляли тщательно штудировать в техникуме, все названные субъекты обязаны были отчислять по пять сотых процента от валового объёма продукции на заявленные цели. В денежном эквиваленте сумма получалась немаленькая. Но нужно было ещё каким-то образом эти средства собрать. И если где-то с пониманием относились к данному указу, то где-то приходилось уговаривать руководителей, а где-то и ногой топнуть. Но дело пошло. В Усольском районе в то время было много серьёзных предприятий — Химпром, Драгстроймонтаж, спичечная фабрика, солевой завод, Хайтинская фарфоровая фабрика и ещё ряд других; плюс крепкие колхозы и совхозы. Кстати, до сих пор помню, что, по данному указу, каждая лошадь должна была отработать на строительстве дорог 4 смены в год.

Горисполком выделил нам гору для добычи гравия, завели туда драглайн (тросовый экскаватор) и начали отсыпать дороги. Никогда не забуду свою первую сибирскую зиму. Каждый день вставала ни свет ни заря — автобус в Большую Елань отправлялся в шесть утра. На месте в здании бывшего детского сада у нас было организовано что-то типа общежития для шофёров (а работали у нас в основном работники третьей автобазы). Приду, а там темно, двери нараспашку — мужики ещё спят. Один дежурный, в обязанности которого входило греть технику. Делали это паяльной лампой. Кухарка, которую мы нанимали в ближайшем колхозе, готовила на всю эту братию завтрак, обед и ужин. Продукты также выделялись по пресловутому указу. Вот так мы и начинали строить наши дороги.

Объёмы по тем временам были очень большие. В Усольском районе было три основных направления, и все проблемные: на Тальяны — там гористая местность и бесконечные повороты, на Мишелёвку — поверхность дороги как стиральная доска, к тому же она шла по берегу реки и её постоянно подтапливало; ну и на Раздолье — там сплошное болото, раньше только зимой можно более-менее комфортно ездить (пока отсыпали, у нас не один грузовик завяз здесь). А контроль жесточайший — считали буквально каждый камешек.

Первый асфальт положили в начале дороги на Тальяны. Вот радости было! В итоге же за время моей работы нам удалось практически все дороги перевести как минимум в гравий, почти половину закрыли асфальтом. Где-то приходилось строить трассы заново — рубили просеку, отсыпали полотно и т. д.

«База будет здесь...»

1965 год для усольских дорожников стал знаковым. Отдел при горисполкоме был преобразован в отдельную службу. Выделили землю для строительства собственной базы.

— Приехали мы на указанное место, а там болото, камышом заросшее, — теперь уже с улыбкой вспоминает Жанна Петровна. — Отсыпать такую большую территорию при нашем скудном бюджете было просто нереально. Что делать? Смотрю, а метрах в пятидесяти бугорок — лес стоит. Хорошее местечко. И тогда я предложила своим сослуживцам:  «А давайте вот здесь будем строить». Возражений не было — мы огородили территорию, соорудили сначала деревянную контору с печным отоплением, потом котельную поставили, гараж возвели. Всё боялись, что, когда подлог обнаружится, нас выгонят с этого места, но обошлось. Горгаз, которому предназначалась занятая нами земля, пытался было её оспорить, но было уже поздно — дорожники зашли сюда всерьёз и надолго. Более пятидесяти лет база находится там, куда я в своё время указала.

Удивительное дело, но после всех преобразований наш теперь уже дорожно-производственный участок № 2194 на какое-то время остался без начальника. Так и работали три мастера. Но долго это не могло продолжаться. Мы несколько раз обращались в горисполком, чтобы нам хоть полначальника дали. Оттуда ответ: «Выберите кого-то из своих». А кого выбирать, когда в наличии два мастера почти без образования и совсем молодая девчонка? В общем, добились мы своего — отправили к нам в командиры Анатолия Леонтьевича Рыкова, парторга. Получается, именно он и стал первым начальником Усольской дорожной службы. Лет десять он нами руководил. Особо в дорожные дела не лез — приходил, давал разнарядку и убывал в горисполком заниматься важными партийными делами. В принципе, мы и без него знали, что делать, — план нам сбрасывали из областного доруправления.

Эрдэнет, перестройка, Париж

Глобальные изменения почти сразу произошли и в личной жизни нашей героини. Уже в 1962 году она вышла замуж. Избранника также встретила на дороге — Василий Константинович работал в третьей автоколонне водителем. Через год у четы родился первый сын, в 1968 году — второй. А в 1975-м Жанна, теперь уже Парамонова, вслед за мужем вместе с детьми отправилась в длительную монгольскую командировку — на стройку века в Эрдэнэт. Работала геодезистом. Под её руководством бригада монгольских цириков (солдат) строила дороги, копала котлованы под фундаменты для зданий. За ударный труд на благо дружественной республики была удостоена значка «Победитель соцсоревнования».

Домой вернулись в 1982-м. Вновь устроилась в родную дорожную службу. Сначала геодезистом, потом главным инженером, а в 1992 году её назначили начальником Усольского ДЭУ (дорожно-эксплуатационного управления).

— Это были страшные 90-е годы, — рассказывает Жанна Петровна. — Безденежье абсолютное. Зарплату рабочим платить нечем. Задолженности по нескольку месяцев. Безнадёга полная. Взаимозачёты, бартер. Доходило до абсурда — на одном предприятии, как рассказывали, зарплату дали... пустыми бутылками. Мы тоже крутились как могли, но умудрялись всё же содержать дороги в порядке. Помню, как в особо трудный период начальник областного управления предложил давать водителям свободные путёвки, чтобы они имели возможность зарабатывать, если получится. «Я понимаю, — говорил Сергей Шабуров, — что толкаю вас на должностные преступления, но сейчас важно дать работникам просто выжить». «Берегите мужиков, — не уставал он повторять, — без них всё дело рухнет». По той же причине нам разрешили в счёт заработной платы предлагать водителям приобрести старенькие автомобили, что в те времена было делом неслыханным. В общем, как мы пережили весь этот бардак, одному Богу известно. При этом средства на ГСМ находили, да и гравий баржами нам по Ангаре периодически доставляли, так что работать мы не переставали. Усольское управление при всех трудностях оставалось в передовых — нас часто ставили в пример коллегам. В то время как на некоторых предприятиях рабочие не видели денег по году, для нас авралом считалась задолженность в три месяца.

И вот представьте: в разгар всей этой «перестройки», в 1996 году, нам, руководителям районных управлений, облдор вдруг пробивает поездку в Париж. Вот контраст так контраст! Ну, про то, как мы знакомились с достопримечательностями французской столицы и бегали по магазинам, рассказывать не буду, а вот про то, как посетили местный асфальтобетонный завод, поведаю. Приехали. Нас встречают люди в белых рубашках с галстуками. Поднимаемся по лестницам — везде чистота. А где собственно АБЗ, где асфальт, где гравий, где грязь и пыль? Зашли в аппаратную, там специалист нажимает на кнопку, бух — откуда ни возьмись, выезжает машина с асфальтом. Никаких тебе рабочих с лопатами. Ну а самое главное — нигде дыма нет. Пояснили, что его пропускают через очистные сооружения, а потом из образовавшейся массы лепят ещё какие-

то плитки... Сказать, что мы все обалдели, — ничего не сказать.

В 2000 году при очередной реорганизации областной дорожной службы Жанна Петровна, которой к тому моменту исполнилось 60 лет, ушла на пенсию. Могла, наверное, ещё поработать, признаётся, но обстоятельства иногда бывают сильнее нас.

Продолжатели традиций

Сейчас в Черемховском филиале Дорожной службы Иркутской области (именно так теперь называется подразделение, в котором объединили два соседних участка — Усольский и Черемховский) водителем работают младший сын Жанны Петровны, Игорь, а также внучка Алёна.

— После службы в армии работал на третьей автобазе вместе с отцом, — рассказывает Игорь. — Потом, в лихие 90-е, предприятие начало разваливаться на глазах, денег не платили — кто-то уходил на другую работу, кто-то в запой... В это время я и ушёл в дорожное управление. Работал на разных машинах — сначала были ЗИЛы и ГАЗы, сейчас Кам­АЗы и техника китайского автопрома. Отработав 12 лет, ушёл в дальнобойщики (с детства мечта была попробовать). В 2011 году вернулся, работаю до сих пор — в основном на комбинированной дорожной машине.

Продолжать дорожную династию решила и моя дочь Алёна. После школы она поступила на кафедру автомобильных дорог ИРНИТУ. Никто её туда не подталкивал — это был её самостоятельный выбор. Защитилась на «отлично». Приехала домой, без проблем устроилась в плановый отдел нашего филиала. Бабушкины гены, видать, работают... Сейчас Алёна в декретном отпуске со вторым ребёнком.

Поздравительный адрес от коллег к своему 55-летию Жанна Петровна Парамонова до сих пор хранит в своём архиве. В 1995 году его вручил героине нашей публикации от лица всего коллектива начальник областного управления автомобильных дорог Сергей Семёнович Шабуров Текст: Андрей Семакин , Фото: автора и из архива героини публикации
 
По теме
На дорожную деятельность в Иркутской области в этом году потратили более 9 млрд рублей - Сибирские новости Дорожный фонд Иркутской области в 2018 году составил 9,142 млрд руб. Финансирование дорожной деятельности велось по трем государственным программам Иркутской области.
15.11.2018
 
Выпускники исторического факультета поделились воспоминаниями об учителях, однокурсниках, студенческой жизни. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА - Комсомольская правда Издание приурочено к 100-летию исторического факультета ИГУ Яна ЛИСИНА Первенец исторического высшего образования Восточной Сибири, старейший факультет Иркутского государственного университета - ровесник самого вуза.
17.12.2018
 
«Щедрая» иркутянка несколько дней дарила подарки своим друзьям, оплачивая их чужой банковской картой. - Комсомольская правда За свою душевную «доброту» она получила 2 года лишения свободы условно Жительница Иркутска нашла в одном из развлекательных центров чужую банковскую карту с технологией бесконтактной оплаты.
17.12.2018
 
Школу-сад №1 в городе Черемхово открыли после капремонта. ФОТО: пресс-служба Законодательного Собрания Иркутской области. - Комсомольская правда Торжественную «приемку» учреждения открыл председатель Законодательного Собрания Иркутской области Сергей Сокол Яна ЛИСИНА Школу-сад № 1 в городе Черемхово после капитального ремонта открыл председатель Законодательно
17.12.2018
 
НИА-Байкал Иркутск, НИА-Байкал — В музыкальном театре имени Загурского состоялась торжественная церемония чествования «Золотых пар» Иркутска — супругов, проживших в законном браке 50 и более лет.
17.12.2018
 
В Иркутской области задержаны несовершеннолетние подозреваемые в убийстве 17-летней жительницы Нижнеудинска, пропавшей в начале декабря - Следственный комитет Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «ж», «з» ст.
17.12.2018 Следственный комитет
Инвалид лишился пальцев на ноге из-за горе-специалиста в Иркутске - NewIrkutsk.Ru Житель Иркутска, который является инвалидом первой группы (у мужчины отсутствует чувствительность в ногах) пострадал от действий местного массажиста, сообщили в пресс-службе Иркутского районного суда.
17.12.2018 NewIrkutsk.Ru
Самые крупные аварии Иркутской области — в традиционном обзоре «Пятницы» Закон парных случаев на прошедшей неделе срабатывал у нас часто и продуктивно.
14.12.2018 Газета Пятница
Таким был девиз жизни и творчества известного художника Николая Рериха. Именно под такой темой в галерее «Дом художника» открылась яркая молодежная выставка «Сила цвета».
17.12.2018 Байкальские Вести
Помимо улан-удэнцев победителями стали артисты из Новосибирска и Ставрополя Дмитрий ЗАНДАНОВ Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о награждении бурятского театра «Ульгэр» специальной премией П
15.12.2018 Комсомольская правда
В правительстве Иркутской области 14 декабря состоялась торжественная церемония награждения за лучшие достижения в сфере физической культуры и спорта в Прибайкалье по итогам 2018 года.
17.12.2018 Байкальские Вести
По мнению болельщиков в число лучших вошли радиоведущая Наталья Кравченко и корреспондент Андрей Синьков Александр АРТЕМЬЕВ Если в прошлом сезоне болельщики иркутской «Байкал-Энергии» из фан-сектора «Ф.С.Б-Э.
17.12.2018 Комсомольская правда
Детско-юношеской спортивной школе художественной гимнастики распоряжением правительства Иркутской области недавно присвоено имя заслуженного тренера СССР и России Ольги Буяновой.
14.12.2018 Газета Пятница
Житель микрорайона Первомайского сделал на местном озере каток Вскоре после первой расчистки снега Сергей своими руками сделал лавочку и установил ее на катке — для удобства катающихся.
14.12.2018 Газета Пятница
НИА-Байкал Иркутск, НИА-Байкал — В рамках реализации программы «Безопасные и качественные дороги» в Ленинском округе Иркутска в 2018 году выполнены работы по ремонту 7 автомобильных дорог общей протяженностью более 9 км.
17.12.2018 38Rus.Com